Как Kikagaku Moyo стали самой психоделической группой Азии

Как Kikagaku Moyo стали самой психоделической группой Азии

Как Kikagaku Moyo стали самой психоделической группой Азии

Они создают целый фантасмагорический мир - в этом мире царит своя вымышленная речь, пышным цветом изобилует калейдоскоп из психоделического рока, прог-рока, спейс-рока, краутрока, фолка, эмбиента, лаунжа и классической индийской музыки, и в то же время всегда остается что-то неуловимо и глубинно японское, почти традиционно фольклорное.

Их тонкая и оригинальная музыкальная харизма проявляется и в студии, и на сцене, поэтому уже несколько лет их туры охватывают Европу, Америку, Азию, Австралию и Океанию.

Чудаки c улиц

«В группе мы всегда пытались понять, что музыкально можем сделать только мы и никто другой. Потому мы - не американский коллектив, rjnjhsq норовит стать большим в Штатах, не европейский коллектив в европейском контексте. Мне нравится, когда ты слушаешь музыку и можешь понять, почувствовать, откуда она ... »

Все участники слушали совершенно разную музыку и мало воспринимали увлечения остальных: Го жил психоделикой и краутроком, Томо вернулся из Штатов с любовью к пауэр-попу и хэви 80-х, Коцугай фанател от блэк-метала, Дауд слушал хип-хоп, Рэй - только фолк. Однако свободные импровизации дали им общий грунт. Ну как, «импровизации» - недостаток опыта ребята маскировали протяженным, медитативным гудением, а на концертах еще и прятались в тумане двух купленных на деньги дым-машин. Большинство участников имели весьма отдаленное представление о гармонии, тональности, аккордовой последовательности - вместо этого они пробовали воплощать в звуке ощущения.

На первоначальное звучание повлияло и то, что группа могла позволить себе только ночные, дешевые репетиции, с полуночи до семи утра - участники приходили на базу уставшими после работы, порой настолько, что могли выжать из себя только одну ноту, а дальше долго делать ее как можно мрачнее. Действительно долго, как на нойз-концертах, которые насмотрелись ребята: кто остановится первым - тот проиграл; кто выживет последним - тот трушний музыкант. Однажды, когда все они чувствовали себя особенно сонно, в разгар джема Го, едва не падая из-за барабанной установки, закрыл глаза и стал видеть геометрические узоры - «kikagaku moyo» по-японски. Так фрактальные галлюцинации дали квинтеу название.

Выход только один

С концертами было тяжело. По словам Куросавы, в Японии до сих пор царит беспощадная система: если группа хочет выступить в клубе даже на сто человек, он должен заплатить администратору $300- $1,500 в зависимости от дня недели и продолжительности выступления. Соответственно, местных промоутеров, которые работали с малыми артистами, тоже нет. Все это делает здоровое развитие независимой музыки почти невозможным. Поэтому Kikagaku Moyo выступали на крохотных бюджетных сценах, репетиционных базах, часто на улицах. Лайвы среди студенческого района Такаданобаба или на выходе из городского вокзала позволяли им играть какие угодно длинные запили, а если прохожие останавливались послушать, в определенный момент музыканты могли закончить джем, чтобы люди могли поаплодировать и бросить деньги в гитарный кофр - так группа научился контактировать с аудиторией.

В 2013-2014 годах Kikagaku Moyo даже устраивали ежемесячный Tokyo Psych Fest в баре Ruby Room, популярном убежище среди артистов без йены за душой. Хотя бар и вмещает всего 150 человек и расположен в районе Шибуйя, сердце тусовок и ночной жизни, а вход стоил меньше $5, и промо велось параллельно на японском и английском, событие все равно провалилось - под сценой собирались преимущественно туристы, и те незначительной кучкой , а для местных психоделической музыки как не было, она никак не приживалась. Так что выход оставался только один: пробиваться за границу.

В

этот период группа записала и выложила на Bandcamp свой одноименный дебютный альбом - серию джемов, записанных с первого дубля в базовых технических условиях. Из-за низкого качества записи, музыканты не возлагали на релиз особых надежд, но его подхватили отдельные блогеры-меломаны - и понеслось. Лейбл из Греции предложил издать «Kikagaku Moyo» на виниле, группа из Австралии Dreamtime пригласила поехать в совместный тур восемью австралийскими городами, дальше нарисовались концерты в Европе и букинг на Austin Psych Fest 2014 в Техасе (ныне фестиваль Levitation). Там ребята познакомились с австралийскими рок-героями King Gizzard & The Lizard Wizard и окончательно убедились, что полный DIY для них - самый верный подход.

Японцы до сих пор рулят всеми делами самостоятельно, даже гастролируют они без менеджера и дополнительных людей в команде. «Все, что касается группы и туров, мы делаем сами, впятером, а делами нашего лейбла занимаемся я и Томо. - говорит Го. - Когда ты DIY и общаешься со всеми направлениями, люди помогают тебе больше, чем когда ты такой: "О, вам надо поговорить с моим менеджером". Да, это больше встреч, больше переписок, больше ответственности и рисков, однако в то же время мы лишаем себя классических отговорок типа "Ах, у нас отстойный менеджер" или "Вот если бы у нас был менеджер"».

Кстати, о лейбле. Вдохновившись экосистемой, которую создали вокруг себя Гиззарды, и сообществом Flightless Records под руководством их барабанщика, Kikagaku Moyo начали Guruguru Brain - пусковую площадку для экспериментальной музыки по всей Азии. Их первым релизом стал сборник японской психоделики, в который попал 21 коллектив, преимущественно резиденты Tokyo Psych Fest. С тех пор лейбл открыл широкому кругу меломанов еще кучу артистов. Среди них дроун-эмбиент трио из Тайваня ? ?? (Scattered Purgatory), психоделичные фолк-рокеры из Индонезии Ramayana Soul, фолк-певец из Вьетнама J. William Parker, продюсер из Пакистана Nawksh, рокеры из Таиланда ??? ?????? ??? (Khana Bierbood ), краутрокеры из Южной Кореи Tengger, краутрокеры из Японии Minami Deutsch.

После еще нескольких лет концертов и релизов, включая альбомом Kikagaku Moyo «House in the Tall Grass», Го и Томо переехали в Амстердам. Остальные участники до сих пор живут в Осаке, Токио, Фукусима, и именно Нидерланды стали точкой сборки для группы и лейбла. Го говорит, это был стратегически взвешенный выбор: отсюда удобнее начинать европейские туры, сюда выгоднее доставлять тиражи винилов из чешских заводов, здесь свободно дышит независимая сцена, а стаи туристов разносят весть о тебе по всему миру. Также в Амстердаме музыканты собирают вместе другие азиатские группы, гостеприимно предоставляя им свое жилье, Беклайн, контакты букеров.

Добро

пожаловать в храмы Масани

Когда-то Kikagaku Moyo жили в одном большом доме, делились всем, чувствовали друг друга. Теперь, на расстоянии девяти тысяч километров, они пытались сохранить этот подход. Четвертый, самый свежий альбом группы «Masana Temples» начался с общей папки на хостинге Dropbox. Японцы договорились, что каждый из них должен заливать туда хотя бы одну музыкальную идею в неделю: мелодию, ритм, интересный набор аккордов, мурлыканье тарабарщины себе под нос - что угодно. Когда кто-то из пятерки - преимущественно сам Го - хотел написать песню, он обращался к этому банку идей, развивая их и соединяя с собственными. Некий умеренный виртуальный джем. В дополнение ребята регулярно общались через Skype и перебрасывались музыкальными открытиями. Позже они собирались вместе, и когда формировали представление о структуре треков на 60-70%, спешили испытать их на сцене. Финальную форму определяла реакция зрителей.

В дороге между концертами Го слушал преимущественно что-то тихое и успокоительное. Также на гастролях ребята включали в автобусе бразильские песни, а еще много эмбиента и экспериментальной музыки. Между тем, окружающие пейзажи регулярно менялись - от Рейкьявика до Бали, от Пекина до Нью-Йорка. Все эти полярности соединились в концепции альбома как дорожной книги историй. «Ключевым вдохновением стали моменты, которые мы пережили вместе, впятером. Действительно жаркие и действительно морозные места - Австралия, Новая Зеландия, зимние Штаты, покрытые снегом - эти огромные контрастные путешествия воплощены на пластинке. Она может звучать сладко и сочно, а может строго, где-то ты можешь расслабиться, где-то - углубиться », - рассказывает Го.

Контрасты

продолжились, когда музыканты перешли к записи: после гастролей морозной мартовской Америкой, поймав простуду, они прилетели прямо в теплый солнечный Лиссабон. Там их ждала студия и саунд-продюсер - португальский джазовый гитарист Бруно Пернадес. Это тоже была идея Го: «Я очень люблю его сольные альбомы, часто включал ребятам в гастрольном автобусе - остальным тоже зашло. Поэтому мы решили написать ему с предложением продюсировать пластинку, хотя к тому Бруно продюсировал только собственные записи. Он происходит из джазового бэкграунда, играет ню-джазовые экспериментальные вещи, сочетает инди, электронику, хип-хоп. Благодаря ему добавили джазовых элементов. Он - очень хороший композитор, поэтому помог сделать нашу музыку доступной для тех, кто не слушает психоделику. В конце концов, кто-то любит 20-минутные джемы, а кто-то не очень ».

Томо и остальные участники поют вымышленные слова и звуки, которые подсказывает им песня (кроме «Nazo Nazo», их первой японоязычные вещи). Поэтому из текстов вы не узнаете деталей географических и духовных путешествий, но вы их почувствуете, а значит станете соучастниками в большей степени. Даже Масанах - слово из личного жаргона группы, которое примерно переводится как кочевой, транснациональный, утопично запредельный.