КЕМЕРОВСКИЙ МЕТАМОДЕРНИЗМ АЛЕКСАНДРА МАКЕЕВА
Наталья Попова kak_tam_bublikova

Наталья Попова kak_tam_bublikova

20 января 2020

2657

КЕМЕРОВСКИЙ МЕТАМОДЕРНИЗМ АЛЕКСАНДРА МАКЕЕВА

КЕМЕРОВСКИЙ МЕТАМОДЕРНИЗМ АЛЕКСАНДРА МАКЕЕВА
17 января состоялось открытие масштабной выставки Александра Макеева "Пролетающее во времени". Эту выставку ждали многие. Личность Александра Степановича, его артистизм в живописи известен и давно интересен профессиональному сообществу. Вчера вечером мы ходили, вглядывались, морщили носы, отходили подальше, чтобы узреть суть. Мы поняли, что все, что висит на стенах - очень круто. Но вот насколько круто, с чем сравнить и как оценить в словах - большой вопрос! СПОРНЫЙ МОМЕНТ На открытии и в зазывных текстах соцсетей громко обозначили Макеева как одного из четырех основателей сибирского авангарда. Я, конечно, с этим в корне не согласна и буду спорить. То, что было названо сибирским авангардом (еще этот период называют "сибирским поставангардом"), представляет собой период в искусстве Сибири с конца 1980-х и до конца 1990-х годов. В этот период несколько крупных личностей представили собственный творческий эксперимент с обращением к абстракции. Хронологически этот период является продолжением процессов столичного нонконформизма с одной лишь разницей. Московский нонконформизм рожден больше западным искусством, а уж потом русским авангардом 1910-х годов. А вот тенденции в Сибири были явлены публике позже и обусловлены в большей степени влиянием русского авангарда, и в меньшей - западного искусства. Используемое понятие "сибирский авангард" (или "поставангард") отражает эту особенность. Типологически "сибирский авангард" относится к явлениям постмодернизма. Кстати, само понятие "сибирский авангард" или "сибирский поставангард" пока не принято как общеупотребимое большинством сибирских искусствоведов. Но в любом случае, этот период дал свои результаты и благополучно закончился музеефикацией программных произведений. В 1990-е годы многие региональные живописцы работали в формате творческого эксперимента и искали новых себя. Лидеры "сибирского авангарда" запустили призыв к новаторству, наиболее передовые живописцы и графики вовлеклись в него. В том числе и Александр Макеев. И по возрасту, и по ситуации в 1980 - 1990-е годы, и по тому сдвигу в развитии регионального искусства, который был представлен 17 января, Александр Макеев - человек нашего времени, потому называть Макеева основателем "сибирского авангарда" не верно. Я понимаю, что это легкий способ объяснить зрителям, далеким от искусствоведческих тонкостей, значение творчества Александра Макеева. Но если в искусствоведческой аналитике мы будем отталкиваться от этого приблизительного и популистского утверждения, придется жертвовать позитивным актуальным зерном выставки и задним числом приводить аргументы для подтверждения этой изначально слабой гипотезы. МИРОВЫЕ ТРЕНДЫ И НАШЕ К НИМ ОТНОШЕНИЕ В современном региональном искусстве сейчас можно наблюдать очень интересные процессы. С одной стороны, глобальные сети уравняли всех в получении информации. С другой стороны, художники, живущие в провинции более свободны от рынка, запроса на актуальность, соответствие трендам (и как результат беднее столичных живописцев). Таким образом, лидеры регионального искусства сейчас могут себе позволить все, встроиться в любое направление или выразить себя в полном отрыве от региональных традиций. С позиции нашего времени и географического положения большой интерес приобрел опыт формотворчества в западном искусстве. В контексте творчества Александра Макеева, в первую очередь, следует говорить о развитии языка абстрактной формы американскими живописцами 1950 - 1960-х годов. Американское абстрактное искусство продолжило дело русских и европейских авангардистов и разделило абстракционизм на три направления. НО уже к началу 1970-х американский абстракционизм был музеефицирован. В 1970 - 1990-е годы к этому уже завершенному проекту абстракционизма обратились российские художники и с высоты национального художественного видения абстрактных форм начали осваивать приемы западных классиков. Сейчас в Москве и Санкт-Петербурге полным ходом идет осмысление и музеефикация советского абстракционизма. Таким образом, язык абстрактной живописи на данный момент утвердился в своих приемах и формах, сложились определенные практики его интерпретации. Александр Макеев обращается к этому конвенционально принятому языку мирового абстрактного искусства. Подчеркну, основатели "сибирского авангарда" шли по пути творческого эксперимента, многое домысливали, часто догадываясь о западных процессах в искусстве. Современные живописцы, Макеев из их числа, могут беспрепятственно переходить границы "туда и обратно". А если все так доступно, то живописец делает выбор, исходя из природы своего дарования и типа личности. А КТО ХУДОЖНИК? Завершение проекта американского абстракционизма связано с изменением типа художника. На смену "увлеченным экспериментаторам", пришли два новых типажа художника - "рассерженный на общество псих" и "хитроумный маркетолог". Реальные западные художники 1970-1980-х гг. определяли собственное амплуа в пределе этих крайних типов. И "псих" и "маркетолог" прекрасно встроились в арт-рынок. Собственно общество и рынок повлияли на рождение этих типажей. В Россию все три типажа пришли почти одновременно. В регионах в силу отсутствия рынка среди художников почти не встречаются "хитроумные маркетологи", и в силу консервативности публики в профессиональном искусстве очень мало "рассерженных психов". Поэтому преобладающим типом художника в регионах стал "увлеченный экспериментатор". Александр Макеев тоже относится к уже сошедшему с западной арт-сцены типажу "увлеченный экспериментатор", и обращается к уже музеефицированному языку мировой абстракции. В строгом понимании всеобщей истории искусства как истории развития периодов и направлений, он консервативен в своем творчестве. Но в системе координат современного искусства Сибири выставка работ Александра Макеева открывает новые горизонты регионального метамодернизма. КАК ПОНИМАТЬ МАКЕЕВА? Большинство работ на выставке представляют авторский стиль художника. В его "фирменных" работах сквозь плоскостность продираются бестелесные и сильно условные фигуры, описывающие сюжет работы. Условность фигур не позволяет передать точную анатомию, зато наполняет произведение основными чувственно-смысловыми подробностями. Мощным инструментом наполнения картин эмоциональностью выступает цвет. При осмотре всех картин выставки, возникает ощущение, что все они написаны ради поиска цветовых сочетаний. В колористических экспериментах Макеев так продвинулся, что откровенно демонстрирует свое мастерство гармонизации самых неожиданных сочетаний. Макеев не пишет серии, что не позволяет аналитику обобщить мысль о том, что Макеев мыслит только формой. Он предельно авторский в выборе тематики. Его содержательные предпочтения выглядят очень плотным полотном из переплетенных нитей личных впечатлений, вечных сюжетов, знакомых и близких мест. Отдельная тематическая группа состоит из личных авторитетов в искусстве. Художник эрудирован в плане развития мирового искусства. Он отсылает зрителя прямо и косвенно к интересным для себя художникам. И ждет, что эти зашифрованные послания будут понятны продвинутым зрителям. АБСТРАКЦИЯ ИЛИ НЕ АБСТРАКЦИЯ? На выставке было представлено около 80 работ. Много работ фигуративных. Временной охват создания произведений позволяет отметить отход от сложившегося в 2000-е годы авторского стиля художника в абсолютно свободный от стереотипов регионального искусства эксперимент формы. Выставка работ Александра Макеева явилась доказательством двух тезисов об абстракции ХХ века, высказанных доктором наук Валентиной Крючковой. Во-первых, "граница между абстракцией и фигуративностью очень подвижна". Чаще это видно, когда абстракционист отталкивается от вполне узнаваемого пейзажа. Более редкий вариант, когда художник-абстракционист возвращается в предметное искусство. В случае Макеева художник может спокойно балансировать на грани двух живописных языков. Равнозначное использование двух живописных языков обусловлено еще одним наблюдением В. Крючковой: "В абстракции есть возможность работать "поверх вещей", то есть оттачивать форму, искать гармонию без оглядки на реалистичность предметов". Картины А. Макеева редко переходят грань в сторону полной абстракции. Точнее так: в ряде работ художник казалось бы создаёт абстрактный образ, но дает подсказку на предмет в названии. Сопоставив название и картину, приходит осознание сюжета, предметности, замысла автора. Художнику хочется работать "поверх вещей" и он это делает. Видно, что Макеева больше увлекают цветовые сочетания, форма сама по себе, фактура и эффекты красочного слоя. Но есть еще несколько работ, в которых художник выходит из собственной системы координат. Одна из таких работ "Аз есмь" 2014 года, представляющая собой неровно очерченный квадрат с четкой горизонтальной линией посередине. Синее и красное поле частей квадрата - это два размытых пятна. На синем подтеки разбавленной краски, на красном (точнее розовом) былые следы синей краски, поверх которого был нанесен основной цвет. Кроме геометризма простой фигуры, свободы, и многослойности здесь есть уверенная аллюзия на эстетизм программного старения, поэтика ветхих, многослойных поверхностей. Беспредметность такого рода близка к западному пониманию абстрактного образа (в качестве примера можно привести Марка Ротко). Эстетика ветхих многослойных размытых поверхностей увлекала столичных концептуалистов, в частности ленинградца Е. Рухина. Но по количеству таких работ на выставке, понятно, что художник провел эксперимент, но не увлекся им окончательно. Для русского искусства организация цвета, линий, фактуры, световой тональности - приметы уровня мастерства и артистизма художника. Макеев работает именно в этом векторе авторского развития. Не принципиально однозначное предпочтение предметности или беспредметности , принципиален уровень мастерства и артистизм художника. ПОКЕРФЕЙС МАКЕЕВА В МАСШТАБЕ ИСКУССТВА КУЗБАССА Сам художник всегда занимает молчаливую позицию, предпочитая говорить картинами. Интересно, что Макеева слышит и понимает профессиональное сообщество. Очевидно, что Макеев - определенный эталон для Кузбасса. На интуитивном уровне большинство посетителей выставки были внутренне согласны с работами Макеева. Мне показалось, что кемеровская публика подготовлена к такому уровню обобщения предметности и преобладания живописного артистизма. Макеев вывел на новый виток развития когда-то популярный кемеровский тренд на рефлексию чужих для Кузбасса тенденций в контексте авторского метода. Я уложила творчество Александра Макеева в стратегии метамодернизма по двум причинам. Во-первых, творчество Макеева ориентировано на перспективу расширения приемов, смыслов и новых контекстов. Во-вторых, Макеев легко передвигается в диапазоне от языка мировой абстракции до региональных традиций искусства и авторского метода. Согласно наиболее популярным определениям, метамодернизм дает возможность обращаться к любым источникам и при этом иметь перспективный авторский модернистский дискурс. Возможно, 17 января открылась выставка, которая даст начало новым тенденциям изобразительного искусства Кемерова.